Кнуд Ромер «Ничего, кроме страха»

Кнуд Ромер «Ничего, кроме страха»

Маленький датский Нюкёпинг, знаменитый разве что своей сахарной свеклой и обилием грачей - городок, где когда-то"заблудилась" Вторая мировая война, последствия которой датско-немецкая семья испытывает на себе вплоть до х… Вероятно, у многих из нас - и читателей, и писателей - не раз возникало желание высказать всё, что накопилось в душе по отношению к малой родине, городу своего детства. И автор этой книги высказался - так, что равнодушных в его родном Нюкёпинге не осталось, волна возмущения прокатилась по городу.

Кнуд Ромер. Ничего, кроме страха

Роман Кнуда Ромера, повествующий об истории нескольких поколений одной семьи на фоне исторических событий века и удостоенный нескольких престижных премий, переведен на пятнадцать языков. Стена Стенсена Бликера принято считать отцом датской новеллы. Он создал свой собственный художественный мир и оригинальную прозу, которая не укладывается в рамки утвердившегося к двадцатым годам века романтизма.

В основе сюжета его произведений — часто необычная ситуация, которая вдобавок разрешается совершенно неожиданным образом. Рассказчик, автора, становится случайным свидетелем драматических событий, разворачивающихся на фоне унылых ютландских пейзажей, и сопереживает героям, страдающим от несправедливости мироустройства.

15, Ничего, кроме страха, , Кнуд Ромер, , , Симпозиум, 16, Ничего, кроме счастья, , Грегуар Делакур, , , Эксмо.

Когда постоянно насмехаются над твоей матерью? Кнуд Ромер это знает. Он родился в г. Его мать была немкой, отец — норвежцем. Это душераздирающий рассказ о детстве. На примере своей семьи, автор создает галерею патетических портретов и заставляет нас вернуться назад во Времени:

Для меня он всегда был Папа Шнайдер. Носил ли он двойную фамилию, или как его звали по имени, я не знал, да мне все равно никогда бы не пришло в голову называть его по имени. К таким людям по имени не обращаются. На лице у Папы Шнайдера были длиннющие шрамы, и все — на левой щеке. Это были следы поединков прошлого столетия, он тогда состоял в ?

5 Кнуд Ромер - Ничего, кроме страха. Роман. Перевод Елены Красновой 55 Астрид Саальбак - Потаенный город. Пьеса. Перевод.

Иностранная литература , Язык: Стена Стенсена Бликера принято считать отцом датской новеллы. Он создал свой собственный художественный мир и оригинальную прозу, которая не укладывается в рамки утвердившегося к двадцатым годам века романтизма. В основе сюжета его произведений — часто необычная ситуация, которая вдобавок разрешается совершенно неожиданным образом. Рассказчик, автора, становится случайным свидетелем драматических событий, разворачивающихся на фоне унылых ютландских пейзажей, и сопереживает героям, страдающим от несправедливости мироустройства.

Роман Кнуда Ромера, повествующий об истории нескольких поколений одной семьи на фоне исторических событий века и удостоенный нескольких престижных премий, переведен на пятнадцать языков.

Ромер Кнуд - «В Датском королевстве…»

Вероятно, у многих из нас — и читателей, и писателей — не раз возникало желание высказать всё, что накопилось в душе по отношению к малой родине, городу своего детства. И автор этой книги высказался — так, что равнодушных в его родном Нюкёпинге не осталось, волна возмущения прокатилась по городу. Перевод с датского Е.

Датский писатель Кнуд Ромер выступит в Петербурге маркетинга Ромер презентует свою дебютную книгу «Ничего, кроме страха».

Осенью ждем множество интересных новинок в связи с ярмарками. Сергей Кузнецов умеет чувствовать время и людей в нем, связывая воедино жизни разных персонажей. Но что-то объединяет их всех. Женщина, которая их любит? Или страна, где им выпало жить на фоне сменяющихся эпох? На фоне сменяющих друг друга эпох. Каждое новое поколение будет не похожим на предыдущее, как не похожа Москва ХХ века на полуразрушенный город конца сороковых годов. Но какие бы ветра перемен не гуляли в столичных переулках и на бульварах — они всегда дуют в лицо, заставляя персонажей сопротивляться им.

Эта борьба с условиями времени и станет объединяющем началом для трех возрастов семьи Дымовых.

Кнуд Ромер

Датская литература — не только Хн Кристиан Андерсен Вступительная статья Если в российском книжном магазине спросить у покупателя, остановившегося перед полкой с переводной литературой, кто из датских писателей ему известен, он, скорее всего, уверенно произнесет имя Ханса Кристиана Андерсена, а потом, после паузы, — Сёрена Киркегора, Карен Бликсен или Питера Хёга.

Этот перечень — лишь малая часть датской литературы, получившая известность в России. Если присмотреться к литературе маленькой Дании с ее пятимиллионным населением, то окажется, что ей есть что предложить читающему миру.

Кнуд Ромер. Ничего, кроме страха: роман. пер. с дат. Е. Красновой. Дата поступления в продажу: Маленький датский Нюкёпинг.

Ничего, кроме страха Что значит Быть немцем в небольшом датском городке, через Несколько лет после окончания Второй Мировой войны Что ты чувствуешь , когда на каждой перемене тебя называют"Немецкой свиньей"? Когда постоянно насмехаются над твоей матерью? Кнуд Ромер это знает. Он родился в г. Его мать была немкой, отец - норвежцем. Это душераздирающий рассказ о детстве.

На примере своей семьи, автор создает галерею патетических портретов и заставляет нас вернуться назад во Времени:

Ничего, кроме страха : роман

Для меня он всегда был Папа Шнайдер. Носил ли он двойную фамилию, или как его звали по имени, я не знал, да мне все равно никогда бы не пришло в голову называть его по имени. К таким людям по имени не обращаются. На лице у Папы Шнайдера были длиннющие шрамы, и все — на левой щеке. Это были следы поединков прошлого столетия, он тогда состоял в ? Противники вставали друг против друга и, защищая свою честь, наносили удары по лицу саблями, убрав левую руку за спину.

г. N Содержание: Ромер, Кнуд. Ничего, кроме страха: роман / Кнуд Ромер ; пер.с дат. Е. Красновой. - С Кл.слова: ЛИТЕРАТУРА ДАТСКАЯ, .

Посвящается Андреа Я всегда боялся маминого отчима - и ничего, кроме страха, к нему не испытывал. Для меня он всегда был Папа Шнайдер. Носил ли он двойную фамилию, или как его звали по имени, я не знал, да мне все равно никогда бы не пришло в голову называть его по имени. К таким людям по имени не обращаются. На лице у Папы Шнайдера были длиннющие шрамы, и все - на левой щеке.

Противники вставали друг против друга и, защищая свою честь, наносили удары по лицу саблями, убрав левую руку за спину. У него были черные с проседью гладкие волосы, открытый лоб, и всякий раз, встречаясь с ним взглядом, ты чувствовал, что он воспринимает это как вызов: , [2]. Взгляд его был пронзительным, упорным, и не знаю, существовал ли на свете человек, который с легкостью мог бы его выдержать.

Она умела смотреть Папе Шнайдеру в глаза - у мамы это не получалось.

Шон Иган « : встречи и интервью»

Датская литература - не только Хн Кристиан Андерсен Вступительная статья Если в российском книжном магазине спросить у покупателя, остановившегося перед полкой с переводной литературой, кто из датских писателей ему известен, он, скорее всего, уверенно произнесет имя Ханса Кристиана Андерсена, а потом, после паузы, - Сёрена Киркегора, Карен Бликсен или Питера Хёга.

Этот перечень - лишь малая часть датской литературы, получившая известность в России. Если присмотреться к литературе маленькой Дании с ее пятимиллионным населением, то окажется, что ей есть что предложить читающему миру. Составителям этого номера прежде всего хотелось познакомить читателя с литературными жанрами, характерными для современной датской литературы, причем сделать это на примере творчества еще не знакомых российскому читателю авторов.

Номер открывается фрагментами романа Кнуда Ромера"Ничего, кроме страха".

Кнуд, или Кнут, встречается также английская форма Канут имя нескольких королей Кнуд Великий ( ), в Дании известен как Кнуд II, в Англии Кнуд. Подробнее Купить за руб · Ничего, кроме страха, Ромер Кнуд.

Красновой Дата поступления в продажу: Этот товар можно приобрести в скобках указана актуальность наличия:

Ничего, кроме страха

0 Еще один взгляд на историю, на Вторую Мировую войну. Мы видели эту войну в таких ракурсах, глазами таких разных людей, с высоты опыта самых разных поколений, что кажется, знаем все. Но это не так и дебютная книга датского писателя а еще актера, снимавшегося в фильмах Ларса фон Триера, телеведущего и специалиста по рекламе тому доказательство.

Ничего, кроме страха [Текст]: роман / Кнуд Ромер ; пер. с дат. Елены Красновой // Иностранная литература. - - № - С. - Номер.

Мы видели эту войну в таких ракурсах, глазами таких разных людей, с высоты опыта самых разных поколений, что кажется, знаем все. Но это не так и дебютная книга датского писателя а еще актера, снимавшегося в фильмах Ларса фон Триера, телеведущего и специалиста по рекламе тому доказательство. Кнуд Ромер рассказывает читателю свою историю. Он родился уже после войны, он ребенок мирного времени, но Мировая война перевернула всю его жизнь задолго до самого рождения. Именно война определила судьбу его родителей, его самого и, наверное, нас с вами… Вы задумывались когда-нибудь над этим?

Может быть, и наша жизнь сложилась бы по-другому, не будь той страшной войны… Его мама родилась и выросла в Германии. Не самое счастливое детство после Первой Мировой войны, когда у тебя умер отец по нелепой ошибке врачей, и мама не знает, как жить дальше. Несколько лет его мать проводит у родственников, религиозных фанатиков, потом в ее жизни появляется отчим, холодный, строгий, неприступный, любовь которого нужно завоевать.

Потом приходит юность, бесшабашная и веселая, и жизнь при новой власти, студенческая повинность — работать на трамвае, она такая красивая в форме, что ее фотографируют для агитационных плакатов. Вторая Мировая война на самом деле не закончилась, во всяком случае, не в маленьком датском городке, где она с мужем оказалась в полной изоляции. Отец главного героя отказался от родственников, от друзей, от любимых увлечений ради нее.

Это на самом деле, удивительная книга.

Романовы. Фильм Четвертый. StarMedia. Babich-Design. Документальный Фильм


Comments are closed.

Жизнь без страха не только возможна, а абсолютно достижима! Узнай как можно стать бесстрашным, нажми здесь!